Главная Форум Ссылки e-mail
- Верховный Совет 1991

Прокат авто в Латвии
GISMETEO.RU: погода в г. Рига
Rambler's Top100



Мы в соцсетях:

Они хотели «иную Латвию».

Под таким заголовком накануне Дня восстановления независимости Латвии газета „Latvijas Avīze” опубликовала материал, где прослеживаются судьбы тех депутатов Верховного Совета Латвийской ССР, которые 4 мая 1990 года не участвовали в голосовании за принятие Декларации о независимости. BaltNews.lv предлагает вниманию читателей перевод статьи.

Когда 4 мая 1990 года 138 депутатов от Народного фронта Латвии (НФЛ) поддержали декларацию «О восстановлении независимости Латвийской Республики», 57 представителей противоположного лагеря — фракции «Равноправие», протестуя, покинули зал пленарных заседаний ВС. Один депутат при голосовании воздержался. При желании любой может выяснить, как дальше сложилась жизнь проголосовавших «за». Гораздо труднее с теми, кто в тот раз не голосовал за независимость Латвии, пишет "Latvijas Avīze"

«У нас есть "Клуб 4 мая", а у них никакого клуба нет», — говорит первый председатель НФЛ Дайнис Иванс.

Пока народофронтовцы в тот раз наслаждались восторгом латышского народа от шага, предпринятого в направлении восстановления государственной независимости, по меньшей мере, часть бывших депутатов от «Равноправия», или «фракции интерфронтовцев» продолжала сопротивляться. И 21 августа 1991 года 13 из этой фракции также проголосовали против восстановления государственности Латвии de facto конституционным законом «О государственном статусе Латвийской Республики». Это были: Владимир Смирнов, Сергей Залетаев, Иван Иванов, Татьяна Жданок, Павел Шаповалов, Константин Матвеев, Анатолий Сафонов, Эдгарс Эглитис, Николай Буйлов, Сергей Диманис, Юрий Ягупец, Олег Мантульников и Филипп Строганов.

Когда процесс восстановления независимости Латвии оказался уже необратимым, часть прежних «равноправцев» продолжила политические бои в независимой Латвии, другие ушли в бизнес; советские военные переселились в Россию, кое-кто уже умер. Не слышно, чтобы эти старые «соратники» держались как-то вместе. При сборе сведений о них картину по большей части приходится складывать из обрывков информации.

Исследователь событий «атмоды», академик Талавс Юндзис признаёт, что такое исследование, в котором рассматривается противоположный лагерь, было бы необходимо и с научной точки зрения, «чтобы поглядеть, как развивается история; психологически — как люди оценивают свой шаг, как пытаются оправдаться». В данный момент, правда, нет никого, кто мог бы провести такое исследование.

Хоть эти люди в целом вполне успешно нашли своё место в том государстве, против независимости которого они однажды выступили, и охотно пользуются её благами, публичных сожалений о тогдашнем шаге ни у одного из них нет. Единственное, с чем пришлось столкнуться — это оправдания в том, что они не были против независимости, лишь хотели «более постепенного» её обретения после реорганизации СССР; что не голосовали потому, что хотели независимой Латвии, однако «не такой». «Вероятно, если потребовалось бы, они ещё раз проголосовали бы за "единый и неделимый"», — допускает Иванс. Он вспоминает, что среди прежних интерфронтовцев есть даже такие, которые позже приходили и хотели добиться, чтобы им присвоили такой же статус, как и тем депутатам ВС, которые проголосовали за независимость.

Михаил Гаврилов, заместитель Сергея Диманиса в руководстве фракции «Равноправие» в 1990 году, а теперь — депутат в Рижской думе от партии «Честь служить Риге!» под кровом Нила Ушакова и активный ревнитель русской культуры — утверждает, что главной причиной его тогдашнего поступка было отсутствие в Декларации независимости упоминания решения о гражданстве: «Мы, может быть, и хотели бы быть "за", но в ситуации, когда недоставало чёткого решения о гражданстве, вышло так, как вышло. Мы думали о нашем месте в новом государстве, но не знали, какой будет наша судьба».

Гаврилов подчёркивает, что такой была его аргументация. У кого-то, возможно, была иная. На вопрос — если бы удалось вернуться в 1990 год, поступил бы он точно также, депутат ответил утвердительно — если бы опять не было решения о гражданстве, то — да. Сам Михаил Гаврилов получил латвийское гражданство путём натурализации. Можно спросить — почему тогда 4 мая эти люди вышли из зала, а не просто проголосовали "против"? «Дипломатия. Когда они увидели, что голосованием "против" ничего изменить не удастся, решили своим уходом протестовать против голосования как такового», — объясняет Юндзис.

Почившие и уехавшие

Во фракции «Равноправие» в ВС было 10 депутатов в советском воинском звании не ниже полковника. Они преимущественно вернулись в Россию. Воинственному «чёрному полковнику» Виктору Алкснису, у которого, по меньшей мере ещё несколько лет назад, в Латвии жили мать и сестра, въезд в нашу страну запрещён. Он всё же сохранил сравнительно хорошее знание латышского языка, время от времени выступает на российских телеканалах в статусе «эксперта по Балтии» и охотно принимает тутошних пророссийских активистов, которые отправляются к нему в Москву погостить. Алкснис, сетуя на занесение его в латвийский «чёрный список», всё же надеется, что «не всё ещё кончено».

Вице-адмирал военного флота СССР Игорь Рябинин, вышедший в отставку в 1992 году, теперь живёт в Калининграде. Полковник Борис Фершалов наслаждается счастливой старостью в Санкт-Петербурге и размещает в своем профиле на портале «В контакте» фотографии котиков и внуков. Он по-прежнему клянёт тех, кто «продал» и «развалил» Советский Союз. Преподаватель Рижского Высшего политического военного училища им. С. Бирюзова украинец Владимир Затуливитер в конце 90-х годов работал в посольстве Украины в Риге торгово-экономическим консультантом. В интернете можно найти, что человек с соответствующими личными данными сейчас живёт в городке Смолине в центре Украины. Сведения об остальных отсутствуют.

Понятно, что годы спустя многих уже нет среди живых. Например, ничего больше нельзя найти о главном прокуроре Прокуратуры Прибалтийского военного округа Григории Морозле, которому в 1990 году было уже 62 года. По непроверенным сведениям, умер также и более молодой, чем Морозля военачальник погранохраны Прибалтийского военного округа, генерал Валентин Гапоненко (командующий Прибалтийским пограничным округом Валентин Гапоненко — прим. BaltNews.lv).

Бывший чекист и ловец лесных братьев, позже пинавший «буржуазно-фашистскую Латвию» историк Янис Дзинтарс, в 1990 году вышибленный из Института истории Латвии ЛАН, уходя, пригрозил «ещё вернуться». Однако в 1991 году он перебрался в Москву, где в начале 2008 года умер в возрасте 80-ти лет. На склоне лет он ещё стал членом Российской Академии внешних связей (возможно, имеется в виду Дипломатическая академия МИД РФ — прим. BaltNews.lv).

В 2012 году в возрасте 72-х лет ушёл в вечность и Леонид Курдюмов — тот самый, который перед историческим голосованием призывал депутатов «не спешить». После 1991 года он продолжал политическую деятельность в различных левых и пророссийских партиях, достигнув заметных результатов в карьере. В последние годы он выполнял обязанности председателя Комитета по социальным вопросам Рижской думы и представлял «Центр согласия». Следует отметить, что уроженец Минска Курдюмов получил латвийское гражданство в порядке натурализации в 2000 году. Дайнис Иванс вспоминает, насколько прилежно тот учил латышский язык.

Сравнительно недавно, в начале 2014 года в родной Лудзе умер пылкий сподвижник Рубикса Филипп Строганов. В 1992 году его исключили из рядов депутатов ВС, но он ещё попал в 5-й Сейм и, когда его выбросили и оттуда тоже, учредил Социалистическую партию Латвии, став её председателем. Коммунист до мозга костей Строганов в 2005 году баллотировался в самоуправление Лудзы и был избран.

А буквально в дни подготовки данной статьи, в конце апреля, покинул этот мир Анатолий Барташевич, можно сказать основатель резекненской династии политиков Барташевичей, так как его сын Александр теперь является председателем Резекненской думы от «Согласия», а младший из братьев — Михаил — тоже попытал счастья в политике. Анатолий Барташевич ещё в середине 90-х годов утверждал, что Латвии следует стремиться в СНГ, а не в ЕС, и в 2003 году он был одним из тех, кто горячо агитировал против строительства в Аудрини радара, включённого в систему НАТО. Правда, и предпринимательская деятельность не была забыта — тогда Барташевичам принадлежали акции нескольких предприятий Резекненской специальной экономической зоны.

«Субмарины» скрываются

Самые убеждённые защитники «неделимого», например, депутат Европарламента Татьяна Жданок или бывший евродепутат Альфредс Рубикс практически всё время находятся в поле зрения общества, но достаточно и таких, которые, говоря словами Талавса Юндзиса, «ушли как субмарины».

Уже приличное время не слышно ничего нового о крупнейших трибунах интерфронтовцев — Анатолии Алексееве и Сергее Диманисе. Оба годами старательно и, надо сказать, успешно избегают публичности. Доктор экономических наук Диманис называет себя латышом (он является выходцем из семьи российских латышей) и первоначально пытался примкнуть к НФЛ, но не нашёл взаимопонимания, потому что как политически, так и экономически ориентировался на дальнейшее пребывание Латвии в СССР.

Диманис, по крайней мере до 1998 года, латвийского гражданства не получил. В 5-ом Сейме его видели как помощника своего коллеги по «Равноправию», социалиста Строганова, но с середины 90-х годов Диманис дрейфовал в направлении предпринимательской деятельности. Это логично, если учесть, что в 1992 году он из-за участия во Вселатвийском комитете общественного спасения был лишён права баллотироваться. В 90-е годы Диманис является председателем совета Latvijas Krājbanka и членом совета Латвийского агентства приватизации, одновременно обретается в движении неграждан и является председателем партии «Равноправие». На этой должности его в 2001 году сменила Жданок. С тех пор новости приходят всё реже. В 2002 году Диманис лишается должности в Агентстве приватизации и ему приходится уйти из Latvijas Krājbanka.

Талавс Юндзис говорит, что однажды хотел пригласить прежнего председателя фракции «Равноправие» выступить на конференции, но из этого ничего не вышло. Зато в 2008 году Диманис «засветился» в Москве, где принял участие в конференции, устроенной некой «автономной некоммерческой» организацией «Справедливый мир». Хотя речь шла о гражданской инициативе и содействии общественной активности, у этой организации довольно чёткая прокремлёвская ориентация. Супруга и дочь Диманиса в конце 90-х годов жили в России. Не было бы ничего удивительного, если туда также переселился и сам бывший интерфронтовец.

Резко и бесповоротно ушёл из политического оборота руководитель Интерфронта Анатолий Алексеев. Из всех интерфронтовцев, кажется, именно он преподнёс самый большой сюрприз — в 1990 году Алексеев был одним из злейших противников денационализации, но кардинально переменился, как только вернул себе отцовское довоенное домовладение в Риге. Вместе с другими совладельцами он получил пять домов, самый роскошный из которых высится на углу улиц К. Валдемара и Ханзас. Как сказал в каком-то радиоинтервью в 2008 году бывший начальник рижской милиции Виктор Бугай: «Ещё в 1918 году во время революции в Германии говорили, что если коммунисту дать собственность, он моментально утратит свою революционность. Так произошло и с Алексеевым». Анекдотично звучит рассказанный Дайнисом Ивансом случай, когда арендаторы Алексеева роптали против высокой платы, но «домовладелец» ответил: «Политика политикой, а бизнес бизнесом».

К злейшим противникам НФЛ во время «атмоды» можно причислить также и преподавателя Даугавпилсского военного авиационного училища во времена СССР, полковника Евгения Ягупца. Этот муж после возвращения в Россию был назначен на работу в Москве в Научно-исследовательский институт авиационной и космической техники, но вскоре как «активного человека» его приняли на работу в российское государственное акционерное общество энергетики и электрификации «Единая энергосистема России». В 2006 году после подписания латвийско-российского договора об экономическом сотрудничестве Ягупец нанёс краткий визит в Латвию в статусе представителя инвестиционной группы «Союзнефтегаз». В довольно высокомерном интервью даугавпилсскому порталу gorod.lv полковник в тот раз рассуждал, что «нацики» ещё пожалеют об отъезде из Балтии русских, вместо которых приедут «гастарбайтеры из Африки» и «наркоманы».

Удачливые в бизнесе

Пёстрая судьба сложилась у единственного, кто 4 мая воздержался от голосования — независимого депутата, настоятеля рижской церкви св. Архангела Михаила, православного священника Алексея Зотова. В середине 90-х годов он был вынужден уехать из Латвии, потому что спутался с организованной преступной группировкой Ивана Харитонова — с «бизнесменами», обладавшими в то время очень большим влиянием в Риге. Зотова считали «духовным попечителем» бригады Харитонова. В 90-е годы он публично защищал свою «общину», говоря, что эти парни хоть и грешили, но своё отстрадали и «вошли» в легальное предпринимательство.

Когда Харитонова в 1994 году арестовали и в 1998 году осудили, отец Зотов отправился в Россию. В 2002 году он там появляется как заместитель начальника отдела по сотрудничеству с вооружёнными силами и правоохранительными органами Синода Русской православной церкви. И в этом статусе священник продолжает летом посещать «прекрасную, тихую и гостеприимную Латвию» и отдыхать в Юрмале.

В 2011 году, вспоминая о прошлом, в интервью российской «Православной газете» Зотов открывает, что считал Декларацию независимости негативной, «так как она оставляла за бортом почти миллион русских людей», поэтому решил «голосовать по совести». «И я не стал голосовать за Декларацию независимости, только из-за моего «воздерживаюсь» она не была принята единогласно. Хотя я, конечно, понимаю, что то устройство, которое существовало до этого, больше не могло продолжать существовать».

Многие вожди интерфронтовцев в своей прессе и с трибуны ВС в эпоху «атмоды» горячо говорили, что независимое Латвийское государство экономически не способно существовать, что единственно в составе прежнего ССССР мы можем на что-то надеться. Однако люди, 4 мая покинувшие зал ВС в решающий момент, удивительным образом зачастую делали успешную предпринимательскую карьеру.

Например, Андрей Жук, уже в то время бывший генеральным директором фирмы «Pārdaugava», в наши дни является в Кенгарагсе владельцем боулинг-зала «Toss», в котором регулярно организуются турниры по боулингу. С 1997 года он является натурализовавшимся гражданином. Григорий Агафонов стал одним из шефов розничного торговца горючим Dinaz. Инженер-строитель Виктор Кроль недавно ещё был управляющим Даугавпилсского филиала АО «SEB banka» и членом совета Латвийской торгово-промышленной палаты. Эдуард Махарев, который, по мнению Талавса Юндзиса, в то время был «одной ногой в НФЛ» и был практически лоялен к Латвии, в 1993 году был назначен президентом ГАО «Latvijas aviolīnijas», которым, правда, руководил не очень умело. По неофициальным сведениям, сейчас он живёт на Кипре.

Даугавпилчанин Евгений Дробот в своих кругах уважаем как русский «деятель общественно-политической жизни» города, активист партии «За права человека в единой Латвии» (ЗаПЧЕЛ), а затем Русского союза Латвии. Дробот является негражданином и баллотироваться сам не может, но компенсировал это организацией акций Штаба защиты русских школ и празднования 9 Мая.
Ищите в думах

Очень деятельным обернулся после 1990 года век Алексея Видавского. Летом 1992 года он оказался в числе тех депутатов ВС, у которых за деятельность, направленную против Латвийского государства, отобрали депутатские мандаты. Несколько лет он проработал заместителем директора по коммерческим вопросам АО «Dauteks», был избран в Даугавпилсскую думу и в период с 1994 по 2001 год в этом сложном с политической и национальной точки зрения городе занимал должность председателя думы. Затем Видавского дважды — с 2002 по 2010 год — избирали в Сейм. Он представлял ЗаПЧЕЛ, а позднее — «Центр согласия», но в дальнейшем баллотироваться отказался.

В Даугавпилсе Видавский по-прежнему популярен, о чём свидетельствует присвоение ему в 2015 году титула почётного гражданина города. В интервью бывший мэр положительно высказывается о вступлении Латвии в ЕС, одним из благ независимости Латвии называя свободу высказываний и передвижения. Однако на сей раз все попытки связаться с ним потерпели неудачу, потому что указанный телефон в Даугавпилсской думе оказался недоступен. Сведущие люди говорят, что Видавский тихо живёт в Вишках Даугавпилсского края.

Имена не поддержавших независимость Латвии депутатов ВС и после 1991 года сравнительно часто встречаются в рядах депутатов Сейма и, особенно, самоуправлений, только уже в статусе представителей ЗаПЧЕЛ и т.п., а позднее — «Центра согласия» и наконец «Согласия».

Например, уроженец Резекненского района, выпускник Минской высшей школы милиции Мартиян Бекасов был депутатом от Социалистической партии Латвии (СПЛ) и ЗаПЧЕЛ в пяти созывах Сейма и лишь в 2010 году заявил, что в 10-й Сейм баллотироваться уже не станет. Правда, в Сейм того созыва ЗаПЧЕЛ вообще не попала.

Выходец из латгальских староверов, прежде инженер-механик гражданской авиации Иван Иванов в 90-е годы участвовал в учреждении СПЛ, но в последние годы закрепился в «Согласии» и в Рижской думе, где сейчас в статусе депутата работает в Комитете по социальным вопросам и в Комитете по вопросам безопасности, порядка и предотвращения коррупции. Дайнис Иванс говорит, что эта персона, по крайней мере раннее, не говорила и не понимала по-латышски и поэтому он прямо удивлялся, что она делает в рядах парламентариев. В Рижской думе в составе «Честь служить Риге» работает также и упомянутый в начале статьи Михаил Гаврилов.

Как о чрезвычайно неприятной личности Иванс вспоминает о Сергее Залетаеве, который советский строй защищал с трибуны «визгливым голосом». Сотрудник давно ликвидированной газеты «Панорама Латвии», физик Залетаев в 2001 году был избран в Рижскую думу по списку ЗаПЧЕЛ, но затем переориентировался на «Согласие». В 2012 году он, якобы по состоянию здоровья, отказался от должности председателя Комитета по городскому развитию Рижской думы, но произошло это уже после того, как Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией начало уголовный процесс о нарушениях хозяйственного и финансового характера в возглавляемом им АО «Ceļu pārvalde», акционером которого была Рижская дума.

В самоуправлении Риги предыдущего созыва в рядах депутатов от партии «Согласие» был Олег Щипцов, в качестве специалиста по транспортным вопросам работавший в составе Рижского общественного совета по транспорту Департамента сообщений Рижской думы. Несколько лет назад Щипцов оправдывался в прессе, что не голосовал за независимость потому, что не хотел, чтобы в Латвии хозяйничали международные корпорации, но это всё же произошло. В свою очередь Талавсу Юндзису упомянутый господин на тот же вопрос ответил, что «Равноправие» тоже было за независимость, «только другим образом и путём».

Не забыл про политику также и прежний начальник Рижской ГЭС Михаил Рогаль. Он продолжает работу в системе «Latvenergo». В 2010 году он баллотировался в 10-й Сейм от «Центра согласия», а в 2013 году на муниципальных выборах единственным от партии «Альтернатива» прошёл в Саласпилсскую думу. Когда я ему позвонил, Рогаль сказал: «Я всё это уже забыл». Он человек занятой, но мы договорились, что поговорим в следующий день. К сожалению, на следующий день господин Рогаль на мой звонок больше не ответил.


На главную >>>